untitled

Александр Цекало: «Я не разделяю успех коммерческий и творческий – я просто пытаюсь их соединить»

По мере создания таких сериалов, как «Обратная сторона Луны», «Мажор» или недавняя «Фарца», компания Александра Цекало «Среда и Ко» превратилась в определенный бренд, некий знак качества, о котором не понаслышке знают и кинотеатры. Вышедший прошлой зимой фильм В СПОРТЕ ТОЛЬКО ДЕВУШКИ, может, и не показал сверхрезультатов в прокате, но все-таки заработал в итоге 251 млн рублей, а главное – удивил скептиков, впоследствии признавших, что картина оказалась значительно лучше их ожиданий. В итоге в планах у «Среды» – два новых полнометражных проекта. Триллер САРАНЧА от режиссера СОЛОВЬЯ-РАЗБОЙНИКА Егора Баранова будет выпущен в прокат компанией «Централ Партнершип» предстоящей осенью. А альманах ДЕНЬ ДО совсем недавно был представлен на питчинге в Фонде кино и оказался в списке на получение господдержки. Однако еще до объявления итогов распределения средств фондом «БК» побеседовал с Александром Цекало о его текущих проектах – как в кино, так и на телевидении.

Александр, в конце апреля на питчинге в Фонде кино вы объявили, что у САРАНЧИ появилась дата премьеры – 24 сентября. Насколько нам известно, после выхода в прокат расширенная версия фильма появится на Первом канале в виде телесериала. Вы изначально планировали, что у проекта будут две версии – кинотеатральная и телевизионная? И чем, на ваш взгляд, привлекателен такой формат?

Да, идея с двумя версиями была у нас изначально. Такая практика в российской индустрии существует – ее иногда называют 1+4 или 4+1, когда делают полный метр и четыре телесерии. Знаете, обычно, как ни старайся и ни высчитывай, все равно, когда снимается полный метр, материала оказывается больше. И его жалко резать или выбрасывать, но того требует хронометраж кинофильма. Так что создание сериала – это не вымученное размазывание на блюдечке. Просто его сценарий отличается некоторыми сюжетными линиями, которые пришлось вырезать из полного метра. У этого формата может быть много дополнительных бонусов. Во-первых, в кинопрокате можно больше, чем на телевидении. Понятно, что маркировка ограничения по возрасту есть и там, и там, но все равно в кинотеатрах все проще – они не зависят от рекламы, как телевидение. Канал хочет показывать хороший сериал (а «Саранча» будет хорошим сериалом) в прайм-тайм, потому что там дороже реклама, но на это время его поставить нельзя, так как в нем есть эротические сцены, вот и получается замкнутый круг. В любом случае сначала у нас будет кинопрокат, а дальше мы с каналом окончательно решим, как быть.

Как вы считаете, есть ли в российской индустрии примеры успешной работы в формате «фильм + сериал»? Чем это интересно с финансовой точки зрения?

Да, конечно, и таких примеров было очень много – среди них и ВЫСОЦКИЙ. СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ, и АДМИРАЛЪ. Что касается коммерческих бонусов, то я совершенно не собираюсь скрывать, что это две абсолютно разные финансовые схемы для двух разных продуктов. Прокат зависит от тех, кто пришел в кинотеатр, а телепоказ – от тех, кто пришел вечером домой и сел перед телевизором. Это разные аудитории, поэтому и подходить к ним надо по-разному. Это два разных успеха и два разных провала, если, не дай бог, они у кого-то случаются.

А лично для вас что в приоритете – кассовый успех в кинотеатральном прокате или высокие рейтинги телеверсии?

Как я уже сказал, это разные успехи, и важны они оба. Ведь неуспех в любом случае не способствует развитию компании и ее репутации. Никто не хочет заказывать производителям сериалы, если их прошлые проекты провалились. Никто не хочет инвестировать в кино, если ваш предыдущий фильм не собрал. Ваш продукт может быть необычным, смелым, но довольствоваться этим можно один раз. Два раза – это уже тенденция. На ошибку каждый имеет право, но лучше, чтобы она случалась не больше одного раза.

На ваш взгляд, каким должен быть проект, чтобы достичь успеха и там, и там? Если говорить конкретно про САРАНЧУ, то целевые аудитории кинотеатров и Первого канала достаточно сильно различаются. Как вы планируете заинтересовать своим проектом и тех, и других?

Считается, что ядро аудитории, которая ходит в кинотеатры – это люди от 14-ти до 26 лет. Я не попадаю в эту возрастную группу, но в кино хожу. То есть здесь речь о том, что киноаудитория 14–26 лет шире, чем киноаудитория моего возраста. Но есть очень много примеров, когда интересный продукт (а он может быть по-разному интересен – как коммерческой или очень пафосной темой, так и юмором ниже пояса) способен привлечь массового зрителя, без привязки к возрасту. Я думаю, что и ГОРЬКО!, и фильм про Высоцкого смотрели люди разных поколений. Есть какие-то темы, которые могут избавить нас от этих ограничений. Если говорить про САРАНЧУ, то там, конечно, есть некая манкость в том, что это эротический триллер. Но мне бы не хотелось, чтобы эротику в этом фильме расценивали как основное его достоинство – это просто неотъемлемая часть сюжета. На самом деле это человеческая драма, но сопутствует ей такая непреодолимая страсть между героями. В общем, САРАНЧА – гораздо более смелый и откровенный фильм, чем такая маргинальщина, как ПЯТЬДЕСЯТ ОТТЕНКОВ СЕРОГО.

Какой временной промежуток планируется между кинотеатральным прокатом фильма и телевизионной премьерой сериала?

Как правило, это не меньше трех месяцев, но если учитывать, что кинопрокат в сентябре, то не знаю, будет ли Первый канал под Новый год показывать «Саранчу». Три месяца – это как минимум. Фильм в кинотеатрах в среднем идет три-четыре недели, то есть в нашем случае – где-то до конца октября. Так что скорее всего сериал покажут по телевидению весной следующего года.

У вас уже есть эстимейты по кинопрокату САРАНЧИ?

Это у меня самый нелюбимый вопрос. Причем задают его всегда прокатчики. У кинопроизводителей уже есть примета: какой эстимейт дистрибьютору назовешь, столько в результате и получится, не больше. Я в эти игры не играю. Все хотят заработать. Никто не хочет просто делать хорошее кино, но при этом оказаться в минусе, потому что потом на другие фильмы денег не дадут. Я не разделяю успех коммерческий и творческий – я просто изо всех сил пытаюсь их соединить. Ничего невозможного в этом нет, и тому масса примеров – много хороших фильмов, которые собрали хорошие деньги.

Насколько нам известно, впервые САРАНЧА была показана на большом экране в рамках Московского кинофестиваля в прошлом году. Как вы оцениваете итоги показа фильма на ММКФ? Был ли от него какой-то фидбэк? Вы с тех пор внесли в картину какие-либо коррективы?

Я на том показе не присутствовал, меня тогда не было в стране. Говорят, что реакция зала была хорошая, но никаких конкретных предложений или отзывов я не получал. Никаких изменений в фильм мы не вносили. Но вообще, я жалею, что у нас был этот показ. Мы хотели попасть с САРАНЧОЙ в конкурс Московского кинофестиваля, но его туда не взяли и предложили показать в программе российского кино. Съемочная группа и режиссер на этом настояли – всем очень хотелось услышать мнение публики. И вот фильм показали в рамках этой программы, которая, наверное, хорошая, но не конкурсная, соответственно, и результатов от этого никаких нет. А из-за того показа нашу картину не взяли на Каннский кинофестиваль – сказали, что даже если фильм был во внеконкурсной программе, это все равно считается участием в другом киносмотре. Но что сделано, то сделано.

Кстати, о Каннах. Вы заявили, что в этом году будете представлять САРАНЧУ на Каннском Кинорынке. Вы уже обсуждали проект с зарубежными партнерами? Есть ли к нему интерес? Вы планируете кинопрокат фильма на других территориях?

Нет, это будет первый раз, когда мы попробуем показать проект за рубежом. Я так активно этим не занимался, губу на зарубежный прокатный рынок пока не раскатывал. Понятно, что это не дорогостоящий блокбастер, здесь совсем другая история, но никто не знает, что и как может сработать, поэтому мы попробуем. Каких-то совсем уж радужных иллюзий не хочу питать, чтобы ни себя не разочаровывать, ни режиссера, ни сценариста. Все, конечно, надеются, что проект кому-то будет интересен. Посмотрим, это только первая попытка, дальше еще планируем его показывать, возить на фестивали.

На питчинге в Фонде кино вы представляли киноальманах ДЕНЬ ДО, и в рейтинге экспертов проект занял 12-е место из 57-ми. Каковы ваши впечатления от этого мероприятия?

Я не могу поделиться своим мнением об этом мероприятии, ведь окончательных результатов питчинга еще нет. (Интервью было взято до объявления итогов. – Прим. «БК».) Если они положительные, то и моя оценка будет положительной. Если они отрицательные, то моя оценка вряд ли будет отрицательной, потому что всех людей в экспертном совете я знаю: кто-то – близкий знакомый, кто-то – «товарищ по оружию». Поэтому я вряд ли буду всерьез расстраиваться: ой, вот не дали нам денег! Я вообще не нытик. Дадут – спасибо, сделаем хорошее кино. Не дадут – ну, значит, будем в другом месте искать. Я спокоен в смертельном бою.

Насколько, на ваш взгляд, совершенна и продуктивна система госфинансирования на сегодняшний день?

Прежде всего система госфинансирования нужна, и нужна в больших масштабах. Наверное, сейчас она не идеальная, но всегда с чего-то же надо начинать. США после Второй мировой войны вложили огромное количество денег в кино и именно посредством кинематографа насаждали во всем мире американский образ жизни. Когда у нас придут к пониманию того, что кино можно делать международным, тогда о нас будут судить и как о великой кинодержаве. Пока у нас в России вялый прокат и единичные случаи зарубежных наград.

Отвлекаясь от кино, хочется спросить о сегменте сугубо сериальной продукции. Компания «Среда» достаточно активно работает с адаптациями зарубежных сериалов. Чем это вызвано – нехваткой оригинальных идей или вашим интересом непосредственно к этому формату работы?

На самом деле я всегда старался делать акцент на оригинальный продукт. Когда в 2007 году я пришел работать на Первый канал в должности генерального директора по спецпроектам, то предлагал что-то такое, чего, как мне тогда казалось, ни у кого больше не было. Так появились проекты под общим названием «Другой юмор»: «Большая разница», «Прожекторперисхилтон», «Южное Бутово», «Стенка на стенку». Что касается сериалов, то некоторые из них созданы по моим идеям, есть и полностью по моим собственным сценариям. Из адаптаций мы сделали «Обратную сторону Луны» (сейчас монтируется второй сезон), а также «Лютер» – тоже практически культовый сериал BBC, наша версия которого называется «Клим». Может быть, будет еще адаптация сериала BBC Misfits, который у нас шел под названием «Отбросы». Тут интерес ведь в том, чтобы не просто переложить идею, а сделать именно адаптацию для нашей страны, что, собственно, произошло и с «Лютером», и с «Обратной стороной Луны». А еще это возможность пообщаться с прекрасными английскими драматургами, продюсерами, шоу-раннерами. И также это возможность продемонстрировать качество, достойное международного рынка – если, конечно, оно получается. Кстати, об оригинальных идеях: за то время, что я готовился к выпуску «Обратной стороны Луны», я собирал новый материал, сценарии, знакомился с авторами. И мне стало очевидно, что расхожая сейчас фраза «у нас нет хороших сценаристов» – это неправда. Для меня лично они есть. Просто нужно работать, разговаривать с людьми, вытаскивать, предлагать что-то свое. Так мы стали собирать необычные сценарии. Я всегда прошу авторов, кроме того, что они сами считают хорошим или подходящим для того или иного канала, показать какую-нибудь тайную рукопись, про которую они и не думали, что она может кому-то понадобиться. Из этого и сложился продюсерский портфель компании «Среда». Сейчас мы готовимся к новым, тоже сложным проектам. Надеюсь, у нас все получится. Одна из наших целей – делать продукт международного уровня, чтобы у нас начали его покупать. И не только у нашей компании, но и у других российских производителей. И покупали не готовые сериалы, как страны третьего мира, а именно лицензии на производство в Америке, в Англии, чтобы страна гордилась. Израильтяне, скандинавы это могут, они уже продают, но мы ведь точно не хуже. Просто надо очень захотеть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>